Пожалуйста подождите

пока

01 апреля 00:14
Рейтинг 0 - +    Эмоции
комментариев: 4
Часто друзья меня спрашивают, почему я не пишу блоги, хотя много и интересно рассказываю при личных встречах. Обычно я ссылаюсь на занятость или банальную лень, но, говоря по правде, дело вовсе не в этом. Проблема в том, что слова мешают мне выразить мысль. Дело не скудности словарного запаса, и не в невозможности сопроводить письменную речь размахиванием руками или многозначительным подмигиванием. Проблема в значении слов. С именами предметов еще можно иметь дело, пусть я напишу «стол» — и один читатель представить себе что–то вычурное в стиле Людовика XIV, другой заплеванную доминошниками дверь, лежащую на ящиках от свеклы, а третий подкомпьютерного монстра из ДСП – вряд ли это сильно изменит суть моего повествования. В конце концов, меня спасет идеальный платоновский стул, незримый прародитель существовавших во все времена стульев–отражений, я отошлю читателя к нему, и пусть мысленный путь к такому стулу будет труден для неофита, в конце читателя ждет награда откровения, а меня счастье быть услышанным и понятым.

Немного сложнее с прилагательными: пусть я хочу сказать, что «стул зеленый». Любой мужчина хоть раз склонявшийся над палитрой, выбирая ли покраску стен или обивку дивана, с женой ли, матерью или сестрой, сталкивался с неоднозначностью выбора «синий» против «зеленый». Блаженны, как известно, нищие духом, а счастливы те пары, в которых ищут компромисс, и такие слова как «бирюзовый» или «цвет морской волны» благословляют сей союз. Но я отвлекся, ведь речь шла о «зеленом стуле», про который я тщусь вам рассказать. Решить проблему несложно, например, я могу установить длину волны зеленого цвета и сообщить ее вам. Пятьсот тридцать два нанометра – ура, вот он наш зеленый цвет идеального платоновского стула. Но решение ли это проблемы или это только мне так кажется? Разумеется это иллюзия. Ведь ни один из вас, читатели, не имеет встроенного спектрофотометра, чтобы связать эти проклятые пятьсот тридцать два нанометра с реальными объектами чувственного опыта. Пятьсот тридцать два нанометра весенней задорной листвы? Пятьсот тридцать два нанометра разросшейся болотной ряски? Пятьсот тридцать два нанометра глубокой зеленой тоски? И вот я уже одним словом отправил читателя в путешествие к идеальному платоновскому стулу, вторым бросаю его в пучину законов колористики.

Важно ли это, когда мы говорим о зеленых стульях? Разумеется, нет. Если, конечно, речь о диалоге с читателем, а не с женой. Но с читателем и неинтересно разговаривать о зеленых стульях. С читателем интересно говорить о важном – о понятиях отвлеченных, сложносоставных, наполненных множеством смыслов, облеченных в краткую символьную оболочку. Возьмите, к примеру, любой политический текст. В нем автор, а после читатели и комментаторы с легкостью оперируют такими понятиями как «политика» или «экономика», «либерал» или «коммунист», за каждым из которых стоят тома разъясняющих их сочинений, столетья споров и дискуссий, и миллионы отданных во славу их судеб и душ. И, несмотря на все на это, мильоны блоггерских каррасов жонглируют этими словами, как будто они не тяжелее гусиного перышка из бабушкиной перины или пера богини Маат. Иногда, когда я вчитываюсь в то или иное современное сочинение, меня покрывают мелкие пупырышки ужаса, от осознания того, с каким удивительным презрением современный человек относится к смыслу сказанных им слов. Возможно, это связано с тем, что за слова перестало быть принято умирать и убивать, но скорее всего дело не в этом.

И вот снова и снова, стоя супротив белого листа «документ.doc» я вспоминаю завещание Витгенштейна: “О чем невозможно говорить, о том следует молчать” – и понимаю, что проблема гораздо глубже: то о чём вполне можно написать, всё равно невозможно прочесть.
Метки меток нет

комментарии

К первому непрочитанному